top of page

УМ, КОВАРСТВО, КРАСОТА. 6 ЕВРЕЙСКИХ ШПИОНОК В ИСТОРИИ.


Есть у женщин одно крайне полезное качество – удивительным образом исчезать из фокуса, находясь в самом центре событий, оставаясь практически незаметной. Если же она еще и является разведчиком, то ее противникам не позавидуешь: буквально все, что обсуждалось в самом узком кругу, будет передано по

инстанциям, и в самом скором времени использовано против заговорщиков. В подтверждение этому – 6 историй евреек, в разные годы служивших в разведке.


Мирра Филипповна Сахновская.

Эта женщина прожила короткую, но яркую жизнь. Урожденная Марьям Файвелевна Гец, она вышла из семейства коллежского советника Файвела Бенцелевича Геца, работавшего окружным инспектором еврейских школ Виленской губернии, входившей тогда (в 1897 году) в состав Российской империи. После начала Первой Мировой войны семья уехала из Вильно и на некоторое время поселилась в Москве. Здесь Мирра приобщилась к

революции.

Уже в 1918 году она начала активно участвовать в гражданской войне, став политработником в строевых частях Красной армии. Впоследствии была участником подавления Кронштадского мятежа. Как особо отличившийся красный командир, награжденный орденом Красного знамени, член РКП(б) с 1918

года, в 1921 Мирра была направлена на обучение в Военную академию РККА, которое успешно завершила в 1924.

Практически сразу после окончания учебы ее направили в Разведывательное управление Полевого штаба Красной Армии, откуда уже его сотрудником она отправилась в Китай. За два года работы сумела создать разветвленную агентурную сеть, за что получила звание комбрига. После отзыва на родину, вышла замуж, сменив фамилию на Сахновская, и уже под ней

преподавала в Военно-технической академии Красной Армии и работала начальником спецотдела Разведупра РККА, где занималась подготовкой партизанских кадров на случай большой войны.

К сожалению, женщину, сумевшую дослужиться до генеральской должности, в 1937 году репрессировали и спустя 3 месяца после ареста расстреляли.


Шуламит Кишик-Коэн.

Старейшая из всех агентов израильской разведки, родившаяся в 1917 году, Шуламит была выходцем из семьи аргентинских евреев. В 16-летнем возрасте ее выдали замуж за преуспевающего ливанского коммерсанта Жозефа Коэна, с которым она вырастила семеро детей. Но домашние заботы

совсем не помешали ей начать помогать своим соплеменникам, попавшим в трудную ситуацию.

Работать на израильскую разведку Шуламит начала, когда еще и самого Израиля не существовало. В 1947 году она связалась с еврейской службой безопасности Шай и передала информацию, что военные подразделения Ливана и Сирии планируют совершить нападение на штаб Хаганы в Метуле. Живя в Бейруте, женщина сумела войти в круг элиты города, откуда добывала самую секретную информацию.Однако главной работой Шуламит Кишик-Коэн

стала тайная переправка в Израиль евреев из арабских стран. Она разработала целую сеть маршрутов, по которым на историческую родину смогли переправится тысячи людей. Женщину дважды арестовывали, и ей пришлось пережить серьезные испытания, но Шуламит выдержала их с честью. В 1967 году, после окончания Шестидневной войны, в рамках программы обмена военнопленными ее освободили, и с тех пор она жила в Израиле.

Жизнь Шуламит Кишик-Коэн закончилась 21 мая 2017 года, когда ей было 100 лет.


Амина аль-Муфти.

Это единственная женщина нееврейской национальности, однако для Израиля она сыграла выдающуюся роль. Ее деятельность на ниве разведки была настолько достойной, что Амину называли, не иначе как «жемчужиной израильской

разведки». В пользу женщины было то, что она была потомственной черкешенкой, предки которой бежали с Кавказа в середине 1800-х годов. Кроме того, родилась она на территории нынешней Иордании, поэтому хорошо знала быт и

культуру палестинцев.

В 1972 году молодая женщина, которой еще не исполнилось и 30 лет, обратилась в «Моссад» с просьбой принять ее в свои ряды. К этому моменту Амина, отучившись

в Австрии, получила диплом врача, знала несколько языков. А вынудило молодую женщину стать агентом израильской разведки неприятие террористических 

методов борьбы палестинцев против Израиля. В «Моссаде» положительно оценили ее просьбу, и, как показали дальнейшие события, не прогадали.

Пользуясь тем, что Амина аль-Муфти содержала в Бейруте клинику, кстати, на деньги «Моссада», в которой проходили лечение раненые террористы, она могла получать самую свежую информацию о намерениях противника. Своевременные

сведения, переданные по инстанциям, помогли предотвратить сотни терактов. Кроме того, по наводке Амины были ликвидированы несколько видных предводителей террористов, замешанных в убийстве израильских спортсменов на

Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене.


Сильвия Рафаэль Скьедт.

Сильвия Рафаэль является еще одной женщиной-агентом «Моссада»,  участвовавшей в ликвидации террористов, убивших израильских спортсменов-олимпийцев на мюнхенской Олимпиаде. Сама она родом из Южной Африки, откуда уехала в Эрец-Исраэль из-за сильных антисемитских настроений в местном обществе. Там она преподавала английский и французский языки в одной из провинциальных школ, где же на нее обратили внимание сотрудники «Моссада», предложив сотрудничество.

После прохождения подготовки Сильвию направили в Париж, где она работала под прикрытием журналистской деятельности. Но помимо репортажей и фотографий разведчица выполняла и другую, не столь заметную работу. Группе, в которую она входила, было поручено ликвидировать палестинских

террористов, участвовавших в убийстве израильских спортсменов. Однако в ходе выполнения задания случайно был убит невиновный человек, и на этом ее деятельность на ниве разведки фактически завершилась.


Иоланда Хармер.

Это еще одна еврейская женщина, начавшая работать на израильскую разведку, когда «Моссада» еще не было. Сама она была родом из Египта, и лишь очень ограниченный круг лиц знал, что мать Иоланды – еврейка. Основной профессией

женщины была журналистика, и именно как к журналистке к ней обратился будущий министр иностранных дел Израиля Моше

Шарет. Разглядев в Хармер потенциал разведчицы, он предложил ей поработать на благо Израиля и получил согласие. Так у «Моссада» появился агент Хар-Мор.

Перебравшись из Парижа в Каир, женщина завязала там много важных знакомств.

В числе ее близких знакомых оказались видные деятели египетского бизнеса, политики, военные, дипломаты и даже несколько министров. Мало того, она часто встречалась с главным советником генерального секретаря Лиги арабских

стран Махмудом Малуфом. Из этого следует, что информация, получаемая от Хармер, была в высшей степени достоверной. От нее руководство Израиля узнавало о перемещениях египетских частей, их перевооружении и дальнейших планах.

Продолжить работу Хармер помешала чрезмерная осторожность генсека Лиги арабских стран, который поделился своими подозрениями с руководителем египетской контрразведки. К счастью, прямых улик против Иоланды они не смогли обнаружить, однако продолжать работу в Египте разведчица уже не могла. Ради безопасности ее перевели в Париж, и дальнейшую работу на израильскую разведку она уже продолжала вне ближневосточного региона.


Шерил Бен-Тов.

Самым ярким делом в жизни этой еврейки американского происхождения стало выявление и похищение беглого израильского ядерщика Мордехая Вануну. Он рассекретил миру информацию о наличии у Израиля ядерного военного потенциала. За обнародование столь секретной информации Вануну ждала тюрьма, но он успел сбежать в Лондон, где укрылся в одном из отелей. «Моссадом» была разработана операция по поимке беглого ядерщика, и в качестве приманки в ней выступила именно Шерил Бен-Тов.

Руководители израильской разведки правильно рассчитали, что вынужденное воздержание мужчины, в конце концов, вынудит его потерять осторожность. 

И если в этот момент ему на глаза попадется привлекательная женщина, он полностью потеряет голову, после чего захват его и дальнейшее препровождение

в Израиль будет только делом техники. Собственно, так и произошло.

В отель, где обосновался Вануну, вселилась крайне обольстительная женщина по имени Синди Ханин. В ней абсолютно ничего не говорило о том, что она уже отслужила в ЦАХАЛ, а после этого стала агентом «Моссада». Вануну,

несколько месяцев проживший в одиночестве, был просто обречен на встречу с ней.

 После гостиничного знакомства от дамы последовало предложение переехать в Рим, и уже в итальянской столице ничего не подозревающего беглеца взяли сотрудники «Моссада». После этой операции все, о чем мог впоследствии

в тюрьме вспоминать проштрафившийся ядерщик, так это о нескольких днях, проведенных рядом с очаровательной женщиной.


Как говорила Голда Меир: "Мы категорически отказываемся быть единственными людьми в мире, которые соглашаются на то, чтобы его судьбу решали другие. "

تعليقات


bottom of page