top of page

К 135 летию Лиона Фейхтвангера


"Рано или поздно, если ты сам не вернешься в свой дом, то тебе нaпомнят, кто ты, и вернут тебя в него те, кого ты совсем недавно считал своими братьями...»

Уже будучи в Америке, Лион Фейхтвангер давал откровенное интервью о себе.

Журналист спросил его:

- Вы великий немецкий писатель, представитель плеяды наиболее

талантливых европейских писателей, но все чаще и чаще Вы начинаете

писать не об общечеловеческих темах, близких каждому читателю, а об

узкой, еврейской теме. Почему это так? Вы ведь не местечковый еврейский писатель, рожденный в Черте Оседлости. Вы не Шолом Алейхем, описывавший местечковую жизнь...

Фейхтвангер горько усмехнулся. Ком встал у него в горле. Он не мог

говорить. Лишь через минуту он ответил:

- Начну с того, что я не немецкий писатель, а еврейский писатель,

пишущий, к великому сожалению для себя, на немецком языке... Я бы многое отдал, чтобы писать на иврите, но иврита я не знаю так, чтобы писать на нем. Действительно, в начале мы все пытаемся быть интернационалистами, мультикультуристами и людьми нового века и новых идей... Но потом дым заблуждений рассеивается, и ты остаешься тем, кто ты есть, а не тем, кем ты пытался стать. Да, я пытался быть немецким и европейским писателем, но мне не дали им стать, а сегодня я уже не хочу им быть...

Рано или поздно тебе говорят: не лезь не в свое. И тогда я иду туда, где моё. И пишу о моём. Так спокойнее . Так лучше . Для всех . И это происходит далеко не всегда потому, что я или кто-то другой этого хотел. Нет. Просто так распоряжается жизнь...

И наши соседи... Немцы, австрийцы, французы, венгры, поляки... Они не хотят чтобы мы лезли в их жизнь и в их культуру... Поэтому куда спокойнее писать о древней Иудее, или об испанских морранах, или о моих собратьях в Германии...

Рано или поздно, если ты сам не вернешься в свой дом, то тебе нaпомнят, кто ты, и вернут тебя в него те, кого ты совсем недавно считал своими братьями...»

Commentaires


bottom of page