top of page

Защищать огнем своих детей – офицеров. Репортаж про артдивизион на границе Газы


Корреспондент NEWSru.co.il Алла Гаврилова побывала на позициях артиллерийского 531-го дивизиона, работающего по целям в секторе Газы, посмотрела на работу и побеседовала с его командиром и бойцами.

Когда наблюдаешь за работой артиллерийского дивизиона, трудно не вспомнить сталинское "артиллерия – бог войны", хотя сейчас в эти слова вкладывался бы совершенно иной смысл. Задача артиллерии в современных условиях войны – огневая поддержка сухопутных войск. Именно на прикрытие артиллерии полагаются бойцы, воюющие в эпицентре боевых действий, благодаря артиллеристам ЦАХАЛ избегает большего числа потерь.

531-й дивизион артиллерийских войск ЦАХАЛа состоит только из резервистов. Все они были призваны 7 октября, а 9 октября уже были на позициях, и 10 октября начали работать. Дивизион входит в бригаду огневой поддержки, которая отвечает за прикрытие войск. Всего в этой бригаде четыре артиллерийских дивизиона.

Командир 531-го артиллерийского дивизиона, подполковник резерва Том Коэн, рассказывает, что артиллерия используется ЦАХАЛом прежде всего для прикрытия продвижения боевых частей внутри сектора.

"Наша главная задача – это обеспечить мощную огневую завесу для наших войск, либо уничтожая врага, либо вынуждая его прятаться под землю. При этом артиллерия может применяться и для прикрытия эвакуации раненых солдат или гражданского населения", – говорит подполковник.

Цели артиллеристы получают от так называемых "офицеров по сотрудничеству с артиллерией", которые находятся в бригадах в Газе. Они передают приказы дивизиону. Такой приказ может прийти заранее, а может прийти с тем, что его нужно выполнить моментально. Я нахожусь на позициях дивизиона в один из "тихих" дней. И тем не менее, через несколько минут после того, как я оказываюсь внутри самоходной артиллерийской установки и слушаю рассказ ее командира, по рации передаются приказ и координаты, я выскакиваю, солдаты заряжают пушку фугасным снарядом, командир установки кричит "стреляю" (обязательное действие перед каждым выстрелом – сигнал для бойцов других, соседних отделений) и установка производит выстрел. От момента получения приказа и до первого выстрела проходит несколько минут.

Том Коэн объясняет, что дальность пушек – примерно 19 километров, однако оптимальное и самое распространенное использование артиллерии – на 7-8 или 13-14 километров. Это не точное оружие, которое применяется для точечного уничтожения определенной цели. Существует разброс в несколько десятков метров.

Помимо фугасных снарядов, артиллеристы применяют в зависимости от целей операции осветительные или дымовые снаряды (создающие дымовую завесу).

Один снаряд весит 40-50 килограммов. Заряд – еще 10-20.

Одна САУ может выпустить четыре снаряда в минуту. Конечно, когда речь идет об обеспечении мощной огневой поддержки, работает не одна установка, а несколько. Бойцы рассказывают, что в первый месяц войны стрельба велась практически круглосуточно. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что не один раз артиллеристы своим огнем спасали жизни бойцов в Газе и помогали эвакуировать раненых.

Спрашиваю подполковника про "экономику войны" и выдвигаемые некоторыми СМИ версии о том, что ЦАХАЛ экономит боеприпасы, и поэтому в рядах израильской армии много погибших и раненых.

"Бред. Никто не говорит, что запасы оружия бесконечны и что мы не живем в мире ресурсов. Но я принимал участие во множестве операций и сейчас огонь, который мы ведем, наверное, самый мощный. И если не мощный огонь, который мы ведем по ходу продвижения наших войск, жертв, по моему мнению, было бы гораздо больше. Мы совершенно не экономим там, где огонь может сохранить жизнь и здоровье наших солдат", – говорит Том Коэн.

На вопрос о том, насколько артиллерия учитывает наличие в Газе гражданского населения, Коэн отвечает, что артиллерийские войска, как и любые другие, действуют согласно директиве ЦАХАЛа о ведении огня на заселенной территории.

"У нас есть четкие правила, которые учитывают количество и плотность населения, угрозы и так далее. И мы действуем строго в соответствии с этими правилами", – говорит офицер.

По словам Коэна, его дивизион можно назвать срезом израильского общества, и нет группы населения, которая была бы в нем не представлена. То же самое касается и возраста. Самому младшему бойцу 22 года. Самому старшему – 68.

Самого старшего зовут Ицик, он дивизионный фельдшер, а на гражданке – учитель труда и физкультуры в школе для детей с СДВГ. У Ицика шестеро детей и десять внуков. И он 41 год проходит резервистскую службу в 531-м артиллерийском дивизионе.

На вопрос о том, почему он до сих пор делает "милуим", Ицик просто отвечает, что сейчас в Газе воюют пятеро его сыновей и зять. Все – офицеры спецподразделений.

"Я волнуюсь за них, они волнуются за меня. Но ни у кого из нас вообще не возникает вопросов о том, где мы должны сейчас находиться. Никогда. И я не могу тебе передать, какие чувства испытываю, когда знаю, что мой дивизион защищает своим огнем именно моих детей. И когда они знают, что их защищают мои товарищи", – говорит Ицик.


Comments


bottom of page