top of page

«В стране может начаться диктатура» — казанцы о массовых протестах в Израиле


Израиль не потерпит давления извне, заявил его премьер Биньямин Нетаньяху в ответ на высказывание президента США Джо Байдена против продолжения спорной судебной реформы. Страну захлестнули протесты после отставки главы минобороны, также выступавшего против инициативы. На улицы городов вышли сотни тысяч людей, несогласных с политикой Нетаньяху. После чего было объявлено о переносе обсуждения реформы на лето. Своими наблюдениями за событиями, расколовшими еврейское государство на два враждующих лагеря, с «Реальным временем» поделились бывшие казанцы и другие представители русскоязычного сообщества, проживающие в Израиле.

Местное население разделилось на два лагеря

Жительница Казани Инна Семенова с недавнего времени проживает в Израиле, в столице южного округа страны Беэр-Шеве. Население города также присоединилось к антиправительственным акциям.

— У нас тоже, как и во многих городах Израиля, проходят протесты. Правда, они носят не такой массовый характер, как, например, в Иерусалиме и Тель-Авиве с тысячами людей, разжиганием костров. В Беэр-Шеве просто собираются люди, которые идут маршем или стоят с флагами, плакатами. Чаще всего это молодые люди 20—30 лет. Из-за демонстрантов возникают пробки, общественный транспорт или автомобили направляют в объезд, потому что перекрывают центр города, либо иногда просто не ходит транспорт, — рассказала девушка.

По ее словам, помимо уличных протестных акций в городе проходит много забастовок: «То врачи не выходят на работу, то учителя, то воспитатели детских садов в знак протеста с политикой правительства, то работники еще каких-то учреждений — забастовки идут волнами». — Местное население разделилось на два лагеря — тех, кто за Нетаньяху, и тех, кто против его политики. Он пришел к власти после выборов с очень минимальным перевесом, поэтому половина жителей страны категорически не поддерживает все, что он делает. Но немало и тех, кто поддерживает его, — говорит Инна.

В стране очень разнообразные страты (социальный слой или группа, — прим. ред.), говорит россиянка: «Есть люди, которые переехали в Израиль из России в 90-е годы, и первое время жили очень непросто, как-то выживали, но сейчас живут довольно хорошо — они правящую коалицию во главе с премьер-министром поддерживают. Они ворчат, протестуют, чего-то им всегда не хватает, такие, по сути, консерваторы. Главное для них, чтобы ничего не менялось, то есть они выступают за Нетаньяху».

Но среди тех, кто переехал в страну позднее, а это в основном люди образованные, с критическим мышлением, представители интеллигенции, есть противники реформы и они поддерживают антиправительственные протесты: «Они понимают, что в стране накопились противоречия, система трещит по швам и требует пересмотра. То, что делает правительство, приводит к уменьшению демократии, свободы и возможностей для страны. Даже в университетах, например, кафедры гуманитарной направленности не поддерживают митингующих», — рассказала девушка.

«Этот протест будет иметь значение для страны»

Макс Перельштейн — председатель Всеизраильского объединения выходцев из Татарстана, а также председатель Координационного Совета организаций русскоязычных соотечественников Израиля. В 1990 году вместе с семьей переехал в Израиль из Казани. Доктор музыки, пианист, педагог, общественный деятель, автор книг и многочисленных публикаций в разных странах. Один из учредителей и художественный руководитель конкурса молодых вокалистов им. Михаила Александровича, а также Подиума искусств в Израиле.

С 1990 года живет в Ашдоде, который называют наиболее русским городом в Израиле, он находится почти в 40 км от Тель-Авива. По словам Перельштейна, начиная с понедельника население страны стало выходить на массовые протесты, выступая против судебной реформы. В митингах участвовали жители практически всех крупных городов — Тель-Авива, Иерусалима, Хайфы, Беэр-Шева и многих других.

По его словам, поскольку Нетаньяху является руководителем партии «Ликуд», чьи представители руководят процессом реформирования судебной системы, израильский премьер в этом вопросе крайне заинтересованное лицо: «Потому что в каком-то смысле реформа касается лично его — в связи с тем, что в его адрес были выдвинуты судебные иски, которые пока не были отменены».

Люди проснулись наконец и увидели настоящую опасность, грозящую Израилю

— За коалицию сегодняшнего дня проголосовало порядка 2 млн избирателей, на ту самую, спорную инициативу правящей партии отреагировали около 600 тысяч человек, но, по сути, это огромное число людей, которые проснулись наконец и увидели настоящую опасность, грозящую Израилю превратиться в Иран в смысле религиозного давления. Поэтому, мне так кажется, и возникла в обществе такая реакция, — считает Перельштейн.

По его словам, некоторые действия партии уже сегодня говорят сами за себя. Например, принятый кнессетом закон «О квасном», когда в дни праздника Песах запрещается проносить в больницы квасное, например, хлеб. Или закон «О подарках», который налагает запрет на прием даров или каких-то пожертвований членами правительства или депутатами кнессета. Этот уже принятый закон тоже вызвал негативную реакцию в обществе, как, впрочем, и нынешний проект судебной реформы, который планировалось принять до начала Песаха, то есть до 2 апреля.

— Известная истина «живи и дай жить другим» призывает соблюдать статус-кво между светской властью, обществом и религиозным сообществом. Прежде это правовое положение в Израиле старались соблюдать. Например, во время шабата, когда все отдыхают, не ходят автобусы, не работают магазины, кафе, статус-кво предоставлял возможность городам, где в большей своей массе живет светское население или в основном русскоязычные граждане, возможность работать по субботам, это не возбранялось. Теперь же, что вполне вероятно, хотят наложить табу на любую деятельность в шабат в этих городах, — отметил собеседник издания.

Заморозка принятия реформы как попытка погасить волну возмущений

После того как премьер-министр Израиля принял решение остановить принятие судебной реформы, голосование в кнессете было отложено до летней сессии. По мнению Перельштейна, многие в стране рассматривают этот шаг просто как попытку погасить волну возмущений и бурный протест, который возник из-за правительственных инициатив.

Сегодня у многих людей возникло недоверие к главе правительства, его действия расценивают просто как политический ход и игру, считает спикер: «В данный момент волнения стихли, но в дальнейшем, вероятно, могут вновь возникнуть с новой силой, если не будет достигнуто согласие по закону о выборах в Верховном суде Израиля. В целом народ будет контролировать ситуацию вокруг реформы, но что в итоге выйдет из этого противодействия, сегодня трудно сказать», — считает он.

— Сам я не участвовал в протестах, но могу сказать точно, что митинги проходили не так, как недавно во Франции — у нас не жгут, не громят, не занимаются вакханалией. Израильская полиция старалась не предпринимать никакого насилия в отношении протестующих. Конечно, были задержанные, но не столь массово и под лозунгом корректного к ним отношения и, безусловно, без каких-то трагических последствий, — рассказал бывший татарстанец. — Во время недельных протестов многие важные трассы были перекрыты, что создавало серьезные проблемы для израильтян, нарушая их обычный ритм жизни. Надо отметить, что буквально через час после заявления Нетаньяху о том, что реформа на время будет заморожена, работа всей инфраструктуры была быстро восстановлена. Еще нужно сказать, что в акции протеста участвовали самые разные категории населения: были и представители армии, и студенты, и юристы, врачи, интеллигенция и многие другие.

Антиправительственные выступления бывали, конечно, и раньше, но такой массовости за то время, что он живет в Израиле, Макс Перельштейн не наблюдал: «Бывало, что профсоюзы призывали население к всеобщей забастовке, к примеру, требуя повышения зарплаты. Но, как правило, длилась она недолго и ни разу не приобретала такого массового протеста, столь активного выражения израильтянами своих чувств и претензий к действиям правительства, которые в этот раз имели место. И, безусловно, чтобы организовать такой масштабный протест, требовалось участие чьего-то капитала».

Русскоязычное сообщество Израиля против религиозного засилья в госполитике

Отдельно собеседник редакции выделил участие духовных лидеров Израиля в происходящих событиях. Стало известно, что ряд высокопоставленных раввинов обратились к премьер-министру Израиля Нетаньяху с открытым письмом, в котором попросили утвердить судебную реформу, даже несмотря «на давление меньшинства» и массовые протесты. При этом в предыдущем правительстве не было представителей религиозных партий, и в связи с этим были несколько сокращены программы и финансовые дотации для религиозных организаций, что вызывало у последних большое недовольство. То, что раввины выступили в поддержку судебной реформы, в большей степени связано именно с необходимостью финансовой поддержки различных религиозных организаций, считает Перельштейн.

— Когда я в эти дни общался с русскоязычными израильтянами, многие из них возмущались тем, что происходит в стране. У нас есть такая партия «Наш дом Израиль», которую возглавляет депутат кнессета Авигдор Либерман, и он очень энергично выступает против этой судебной реформы. Мне кажется, что бОльшая часть русскоязычного сообщества тоже против этого религиозного засилья в государственной политике. Что касается меня лично, то я считаю, что этот вопрос должен обсуждаться, но на определенном уровне, чтобы интересы всех сторон, которые затрагивает эта реформа, были учтены — здесь не должно быть победителей. Здесь должно быть согласованное и очень взвешенное решение, которое устраивает тех и других, несмотря на то, что коалиция в правительстве получила большинство голосов.

Данный протест носит явно организованный характер

Илья Левин переехал в Израиль из Белоруссии в 1991 году. Сегодня он работает механиком на одном из нефтеперерабатывающих заводов, в свободное время активно занимается общественной деятельностью, часто выступает в качестве эксперта на израильском ТВ, является одним из организаторов Сабантуя на израильской земле, возглавляет общественную организацию «Врата культуры», которая занимается организацией и проведением культурных проектов.


— Я живу в городе, который находится практически в центре Израиля, менее чем в 10 км от Тель-Авива — Ришон-ле-Цион. Скажу сразу, что за годы моего проживания здесь уже бывали такие массовые антиправительственные выступления. Израильтяне в целом очень импульсивные и для них существуют такие святые понятия, как защита демократии, защита прав человека, на которые достаточно легко поднять народ. Что касается количественного уровня этих демонстраций, то вопрос в том, является она спонтанной или же специально организованной. Когда она носит организованный характер, значит, в нее вкладываются деньги, и исход акции протеста зависит от таланта организатора, — убежден Левин. Собеседник издания считает, что данный протест явно организованный, причем «к нему приложили руку люди, обладающие не только финансовыми средствами, но и способностями управлять таким большим числом людей». В качестве примера он привел личное наблюдение: когда он подошел к демонстрантам в Тель-Авиве, они ему тут же вручили новенький флаг. Рядом лежали еще сотни флагов, а тысячи флагов уже были в руках у демонстрантов: «То есть даже одно то, что нужно было закупить такое огромное количество флагов, говорит о достаточно хорошей организации».

Саму судебную реформу, которая расколола население Израиля на два фронта, Левин считает «большой пользой для израильской демократии».

— Мы относительно молодая демократия, поэтому у нас есть масса своих перекосов и проблем, которые нужно совершенствовать и решать. И поэтому эта реформа как раз-таки и предназначена для того, чтобы, скажем так, не было только одной ветви власти, которая понукает остальными.

Массовые протесты как попытка сбросить правительство

Спикер обратил внимание на события, когда профсоюзы страны «вдруг объявили всеобщую забастовку, которую они, с юридической точки зрения, не имеют права объявлять». Потому что недавно было заключено соглашение с министерством финансов о том, что профсоюзы получают различные надбавки и таким образом выполняются их требования, «но они не должны бастовать и вмешиваться в политическую жизнь, иначе произойдет то, что было в свое время в США, когда профсоюзы срослись с органами власти и получилась мафия».

Кроме того, ряд высокопоставленных военных стали заявлять о том, что к протестам должна присоединиться армия. Но она всегда должна быть вне политики, она должна стоять на защите рубежей государства. Выходит так, что это издержки нашей демократии, считает собеседник издания. По его словам, сама по себе реформа судебной власти и те предложения, которые подавали бывшие лидеры ныне оппозиционных партий, немногим отличаются: «Просто нужен был какой-то триггер для того, чтобы спустить крючок для массовых волнений, и для того, чтобы попытаться, на мой взгляд, нелегитимным способом, с помощью народных волнений сбросить нынешнее правительство».

— Я уверен, что этого не получится, потому что уже накануне переговорные группы оппозиции и правящей партии сели за стол переговоров у президента, чтобы выработать какую-то общую позицию в этой реформе. Чтобы не возникло этой волны протестов, думаю, правящая партия прежде всего должна была объяснить, чего именно она хочет добиться этой реформой, а не рассчитывать на то, что народ сам поймет ее суть. Но этого не произошло, возникла элементарная подмена понятий и легитимно избранное правительство, которое избрало большинство граждан, вдруг стало диктатурой, те, кто выборы проиграл, вдруг стали великими демократами. Назовем все происходящее издержками единственной на Ближнем Востоке демократии.

Чем именно недовольны протестующие? Когда оппозиционные партии создали свои переговорные группы и отправили их к президенту, нашлись люди, которые сказали: «А мы не остановимся. Нам этого мало. Наша цель — свергнуть это правительство». Реформа стала триггером для тех людей, которые хотят любым путем свергнуть нынешнее правительство, убежден Левин.

Главное, чтобы протест не перешел в анархию

В Израиле, по его словам, сложилась очень интересная ситуация: несмотря на то, что правая партия достаточно давно находится у власти, она все-таки не сумела «создать» своих чиновников, которые бы занимали свои места в армии, полиции, судебной системе. «И сегодня с одной стороны — проигравшие партии, которые создавали все эти органы и до сегодняшнего момента там командуют, а правительство должно находить с ними общий язык. И это можно поставить в большой минус тому же Биньямину Нетаньяху, который не просто не сделал, а он обязан был это сделать».

— Еще один момент, Нетаньяху — человек немолодой, конец его политической карьеры уже просматривается и, вполне вероятно, это его последняя каденция (срок полномочий должностного лица, — прим. ред.) и, соответственно, обостряется борьба за его пост премьер-министра. И это тоже может быть одним из триггеров нынешней политической ситуации в стране. Сегодня уже начинается переговорный процесс между двумя сторонами конфликта. При этом, по словам Левина, надо отдать должное Нетаньяху — он, старый и опытный политик, согласился отложить принятие закона о реформе на лето и сесть за стол переговоров: «Он и раньше говорил: «Вы чем-то недовольны? Давайте сядем, поговорим». Тогда этого не произошло, а сегодня, согласившись на обсуждение реформы, легитимная часть протестов сошла на нет. Думаю, что в итоге придут к общему знаменателю, потому что в переговорах участвуют все те депутаты от оппозиции, которые выдвигали аналогичные законопроекты».

Перенос обсуждения судебной реформы в кнессете на летнюю сессию — очень мудрое решение, считает эксперт. Летом в Израиле очень трудно выходить на демонстрации — стоит невыносимая жара, многие уезжают в отпуск: «Сейчас же у нас пора цветения, в крови просыпается адреналин, бурлят гормоны».

По его словам, русскоязычное сообщество очень активно обсуждает происходящие в стране события, и мнения высказываются по этому поводу диаметрально противоположные:

— Меня «умиляют» высказывания тех, кто приехал сюда на фоне событий в России 3—4 месяца назад или полгода. Они начинают кричать о том, что они убежали от диктатуры и будут бороться с ней здесь. Сразу хочется посоветовать им для начала разобраться в существующей обстановке. В целом русскоязычное население Израиля я бы определил как правоцентристское, и эта реформа вызывает у них естественный интерес. К примеру, когда в Иерусалиме проходила огромная демонстрация тех, кто поддерживает данную реформу, то среди ее участников было очень много русскоязычных, много моих друзей.

Любой легитимный протест — это выражение своего права, продолжил свою мысль спикер: «Но здесь главное, чтобы этот протест не перешел в анархию, как это было на днях в Тель-Авиве, когда некоторые улицы стали выглядеть, как после погрома. Когда мы поднимаем флаг демократии, мы всегда должны помнить, что главное ее правило звучит так: «Моя свобода заканчивается там, где начинается твоя свобода, и наоборот». И если твоя демократия мешает мне жить, то выходит, что это уже не свобода, а диктатура».

Ангелина Панченко

Kommentare


bottom of page